Category:

Вопросы с Большой Земли.

Ах, какие сочные, цветастые персонажи бороздили валенками снежные поля Советской Арктики. Каждый из них мог бы стать героем отдельной истории, но в букетном варианте эти цветы жизни украсили несколько моих лет и зим в северных широтах, потому оставлю их в обществе друг друга, так проще оценить разнообразие характеров и бесспорную  их оригинальность . Если в в жизни нормального человека наиболее часто встают вопросы: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Ты меня любишь?», то полярным аборигенам задают совсем другие вопросы :«Сколько платят?», «Водка там есть?» и «Как вы  год без теток живете?». Особо продвинутые «экологи» могут спросить про медведей и пингвинов.

 Для меня, попавшего в высокие и холодные широты из университетской среды, самым интересным была первопричина рывка мужиков на СеверА, какого хрена, собственно говоря, им не хватало дома. 

Механик Леня сознался в первый день приезда- сбежал от жены и тещи, которые хотели его посадить. Не пришелся им по душе этот любвеобильный и хитрожопенький паренек, а по-доброму свалить и оставить ушлым бабам дом с садиком Леня отказывался наотрез. Тем более, что и домик и садик, доставшиеся ему от родителей, удобно расположились в городе Сочи. Да и работа нашего новобранца была связана с теплым Черным морем- работал он спасателем. Все в жизни удалось, но две ведьмачки регулярно вынимали из него душу, устраивали скандалы, писали кляузы и вызывали милицию, инкриминируя все грехи человечества- от рукоприкладства до измены ЦК КПСС с непотребным «Голосом Америки». Однажды Леня вернулся домой под утро, несколько поддатый и со слезами засосов на шее- как обычно, впрочем. Сел на кухне у окошка, выходящего в полисадник, запитал тарелочку борща и так его достали вопли сладкой парочки:«Козел-блядун- алкаш-бездельник!», что решил он начать новую жизнь. И начал. Отвесил лещей и теще и супружнице, но слегка и  только для провокации, каковая моментально сработала- участковый явился расторопно. Диспозиция у окошка выбиралась не случайно. Едва завидев дяди степину фуражку на фоне штакетника, боец элегантным движением опрокинул на свою забубенную голову кострюльку с остатками борща. «Сижу такой, с ушей капуста свисает, вся майка в свеклЕ»- с видимым удовольствием вспоминал спасатель. Участковый недобро глянул на баб, которые поняли, что вот сейчас только все и начнется, и метнулись за тын. А Леня не торопясь собрал вещички и отбыл к нам, в места далекие от всяких тещ, участковых и засосов. Этакий экзот завелся в коллективе.

Механик Вова был отправлен покорять Север на семейном совете. Председательствовала жена, голосовала она же, а поехал Вова. Раньше он спокойно собирал яйца на ближайшей птицефабрике, катался на тракторишке и вечерами коротал время за семейным просмотром программы «Время», запивая успехи построения развитОго социализма беленькой за 3,62 и закусывая соленым огурчиком. Подвели его семимильные шаги в том самом строительстве. Выпивать стал чаще (не алкаш, ни Боже мой!), а закуси не хватало. И что придумало святое семейство? Следите за логической цепочкой: надо больше банок, банки хранить негде, надо купить гараж и вырыть там яму под погреб. А кому дают гараж? Только владельцам автомобиля. Что надо сделать для покупки ушастого Запорожца? Правильно, отправить Вову в Арктику зарабатывать деньги. О как! Нормальный мужик, кстати, мы с ним вместе открывали необитаемый остров. И каждый день слушали про погреб и банки, аж слюни текли.

Масса сидельцев были идейными борцами за денежные знаки. Как правило это толковые  ребята из малообеспеченных семей, которые сознательно шли учиться в казарменные заведения- ЛАУ (Ленинградское Арктическое Училище) или в Высшее мореходное училище им. адмирала Макарова, арктический факультет. Там кормили, одевали, без проблем давали направление на денежную работу. Таких было 80%. 

Самым типичным представителем этого большинства был наш всеми любимый и до слез обожаемый Папа Мац (в этом нет ни грамма стеба и иронии- его нежно любили все, он для нас — реальный ПАПА). Родившись в 28 году на просторах бывшей черты оседлости этот мелкий носатый еврейский мальчик умудрился до войны пробыть беспризорником, пожить в детдоме и оказаться в ЛАУ. Оттуда прямая дорога в Полярную гидрографию, по которой он прочапал до начальника всех арктических радио-навигационных станций, каковых насчитывалось штук двадцать от Ямала до Чукотки. Населял их контингент крепкий духом, подкованный знаниями и любящий поддать. Тот еще народец, доложу я вам. Важно было чутко прислушиваться к пульсу жизни каждой отдельной станции и вникать в семейную ситуацию каждого члена экипажа. Оружия везде до дури, год без семьи, а если еще и письмо с говном придет, то можно заказывать цинк. Папа знал всех жен, решал проблемы за отсутствующих мужей. Только он регулировал кого на сколько и когда отправлять на зимовку. Только он подбирал людишек в коллектив во избежание межличностных конфликтов.  В людях Папа разбирался на все сто! Его простые и эффективные местечковые методы очень помогли мне в перестроечное время, когда надо было шустро соображать, а цена ошибки в принятии решения была высока, не то что при СССРе. Начальником станции он всегда назначал самого здорового, минимальный проходной вес начинался от 100+. Потому что хоть власть и советская и 20-ый век на дворе , но милиция далеко, и если тебе надо  внушить пьяному в жопу механику всю глубину его ошибки, то лишний десяток килограмм никогда не будет лишним. Как-то раз он научил меня трезвому взгляду на материальное стимулирование одной фразой. Я, молодой горячий диссидентствующий начальник станции пытался выбить повышение оклада своему стармеху. Взывал к справедливости, расписывал добродетели. Мац все внимательно выслушал, сдвинул очечки на кончик шнобеля, утер капельку с него же и спокойно спросил:«Хорошо работает? Справляется? Все успевает?» Я опять завел шарманку про изумительного спеца. «А если ты ему больше будешь платить больше, что изменится?» Упс-с. Но запомнил на всю жизнь. Зарплата определяется не тем, сколько ты хочешь получать, и не тем, сколько прибыли ты приносишь, а тем, сколько согласен получать пришедший на твое место и выполняющий эту работу не хуже тебя. А ведь до капитализма еще было далеко. Масса таких афоризмов- целеуказателей помогала потом просто выжить. Например, простая заповедь- не знаешь, как поступить, не делай ничего. Или — принимая решение, подумай, сможешь ли ты ответить за последствия в полной мере. Я таким макаром единожды чуть не оставил станцию без снабжения на год. По закону судно-снабженец силами команды обязано доставить на станцию груз (продукты, материалы, горючку) и заскладировать все это за прибойной чертой. А в тот раз пароход припозднился, погода была штормовой и второй помощник предложил все бросить на пляже, вроде бы сухой галечной полосе. Ругались насмерть, на меня наезжал Штаб моропераций в Диксоне, который координирует весь Северный завоз, телеграммы слало Мурманское пароходство, которое торопило судно домой. А я посчитал, что горючки на соплях, но хватит, жрачку добудем карабином на соседних островах, но если сто тон солярки смоет в море, то никто меня не отмажет. Поэтому послал всех далеко и держал оборону. Люлей мне Папа потом отсыпал, но только зато, что не смог полюбовно договориться с грузовым помощником. А судно вернулось через две недели и все сделали как надо.  

Зато можно было сказать, что сил больше нет зимовать (или наоборот, дома сидеть) и Папа всегда шел навстречу. А можно было просто зайти и порешать- как дальше жить. Замечательный мужик. Ему недавно исполнилось 90 лет и он ушел на пенсию! Кремень!  

На следующие вопросы про баб, пингвинов и море водки напишу отдельно, и так утомил, наверное. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.