Categories:

Вопросы с Большой Земли- 2.

Если с вопросом «Зачем» в первом приближении я разобрался, то переходим к следующим в списке. Оставим грустное про водку, цинковые гробы и «пингвиномедведей» на потом, а сегодня исключительно про женщин в Арктике. Как без них? Не поверите! Без них — никак! Без правильной женщины там не сложно, а практически невозможно. В большинстве своем каждый «поляроид» имел за плечами пару браков- один до зимовок, второй на все оставшуюся жизнь.

Все мы побывали немного оленями. Не в смысле ягеля, а по выращиванию рогов. Винить некого, кому нужен упертый баран, которого не бывает в стойле? Иногда под рюмку делились отболевшим, но все у всех практически одинаково, ничего интересного. Лучше всех изложил мой напарник по станции Лева Шмонин:«Я уже дверью хлопнул, но как представил, что кто-то будет шаркать по квартире в моих тапочках, аж дух захватило. Вернулся, забрал тапочки и ушел с чистой совестью». Чаще всего так и разводились, с тапочками по мышкой в никуда. Поэтому следующие браки заключались с широко открытыми глазами и, как правило, выдерживали многое, а иногда и все. Наши жены растили детей в одиночестве, черпали нелегкую бабью долю солдаток времен войны, утилизировали заработанное бабло, носили нам передачи на спецрейсы, писали письма и телеграммы, и ждали, а мы верили и любили. Письма, завозимые вертолетом раз в месяц, на на какие-то объекты и раз в три месяца, были самым дорогим грузом. Зато бесконечные телеграммы, диктовавшиеся в прямом радиоэфире, летали как пинг-понговые шарики и составляли немалую статью расходов. Все знали, что Шурик Степанов называет свою жену ВалЁночек, поэтому упорно диктовали ему тексты от супруги произнося в конце «твой вАленочек». Но вам же не про розовые сопли интересно, читателю подавай «жареное». Поэтому переходим к следующему акту марлезонского балета.

Сразу скажу, тетки на станции- зло. Мужчины должны жить (в смысле — работать, служить) с мужчинами. Нам присылали иногда поварих, так вот проблемы возникали со всеми. Баба Юля, милая цыганистая поварешка лет 55, сильно обижалась, что наш молодой коллектив пирожки с пельменями жрет, а в гости, прости господи, не заходит. Пыталась она деда (старшего механика, по-сухопутному) приватизировать, но тот еще лет за пять до того рассказывал нам какая у него нерасторопная жена. «Подхожу как-то к холодильнику за пивом, и вдруг!!!! Я кричу — Лариска, беги скорее, ВСТАЛ!- а она пока »чтокала«, да жопу от телевизора оторвала! Все , опоздала. Теперь до следующей зимовки». Не обломилось Бабе Юле, потому периодически нам доставалось ПМС по полной программе. 

Даже если повариха оказывалась на объекте с мужем, добром это не кончалось. Открыли единожды новую цепочку станций на западном побережье Ямала. Народ наскребали с миру по нитке, где-то механика сдернули, вместо радиоинженера отправили курсанта-практиканта Витю, ну и тракториста Васю из Диксона с женой поварихой взяли. Задача была простая- пожить на станции месяц- полтора, дождаться полноценной смены. Курсант вяло сопротивлялся, мол через месяц занятия начнутся, хорошо бы еще домой на Украину съездить, и вообще, я молодожен полгода как, там тоже поле не паханное работы. Ему все пообещали- персональный вертолет через две недели, билет бизнес-классом по маршруту Диксон- Амдерма- Ленинград и прочее и прочее. Если бы он еще маленько поныл, то ему Орден бы посулили и Сталинскую премию и Мэрилин Монро в придачу. Но Витек продешевил, и попал. Вскоре выяснилось, что вертолеты тудой не летают вовсе-совсем-никак. На станцию ребят забросили нашим гидрографическим судном, про вертолет (его невозможность) как-то не подумали. Оказалось, что это чужой район для диксонских летунов. Им туда низя! И втихаря не получается- нужна заправка на вражеской территории. Предлагался несложный такой вариант- Диксон-Норильск-Москва-Салехард-мыс Бурунный, что как-то озадачило начальство. Так в раздумьях прошел август, сентябрь.... В феврале (ага! задачиться, так по-крупному) в эфире, сквозь помехи, пробился нетрезвый голос механика с этой абсолютно крайней плоти мира, причем уже безжалостно отчекрыжанной :«Я остался один, все ушли, я остался один, все ушли». И так несколько дней с редкими перерывами на сон и пописать. Представляете шорох? Это же открытым текстом в прямой эфир. Слышит вся Западная Арктика- гидрографы, синоптики, вояки, суда. Доброхоты транслируют на Восток и в Архангельск с Мурманском. Что значит- один ? И куда можно уйти с мыса Бурунный? Прям фильм «Чужие» и прочие непонятки. Народ, конечно, пытался спросить, а в чем, собственно говоря проблема? Но на второй день до всех дошло, что механик включил передатчик, а приемником пренебрег. Добрый Тригуб (это фамилия такая) с острова Белый  аж голос сорвал, давая дельный совет:«Включи приемник, дебил!» И так несколько часов и по слогам:«ВКЛЮ-ЧИ ПРИ-ЕМ-НИК, Би-лять». Ну так что с Тригуба взять, он тоже механиком служил. Интересно, что моментально нашлись вертолет, керосин, разрешения и согласования. Зондеркоманда через восемь часов тряского полета прибыла на брошенную станцию. И даже смогла вернуться, что категорически удивительно. Но это внешняя канва, а теперь по воспоминаниям участников.

Курсант Витя регулярно получал вдохновляющие телеграммы. В ноябре его бросила жена, в декабре его отчислили из училища за пропуск занятий и не предоставления отчета о практике (негодяй!). В январе Витек заскучал совсем, стал бегать вокруг жилых вагончиков и лупить по их железным бокам железной же кувалдой. Спать народу мешал конкретно, но особо никто не спорил, ибо сильно за сто кг Витя с красными от ярости глазами и кувалдой в руках -тот еще оппонент для научной дискуссии. А в феврале мужика пожалела Васина жена. Или за целостность жилья переживала? Паренек переключил свою энергию на повариху и ?? Как Вы думаете, сколько можно скрывать такое блядство в компании четырех человек, безвылазно сосуществующих в трех вагончиках? Механик взял командование на себя и спрятал карабины в ближайшем сугробе, молодец. Вася, золотой человек, просто обиделся. Спасибо ему, мог ведь и прибить Витька безо всякого карабина- выбор ломов, и кувалд в его тракторном хозяйстве удовлетворил бы любого маньяка. Но Вася мудро принял решение об эмиграции. В карманы КАЭшки (фуфайка такая, но навороченная) сунул три палки твердокопченой колбасы, в штаны накидал фальшфейров, а к поясу притачал поводки двух собачек. И пошел. На юг. Собачки должны были: а) не убежать, а наоборот- тявкать на медведей, б)первыми провалиться в трещину, потому и поводки. Когда на вторые сутки голод стал животных доставать по-взрослому, и они начали прицениваться к двуногому питанию на их поводке, пригодилась колбаса. Васе повезло и со временем суток. В феврале уже есть день, но еще и ночь бывает. Именно ночью на второй день он увидел зарево слева и понял, что промахнулся мимо ближайшего поселка вахтовиков. Кабы не это — усвистал бы он аж до Воркуты, а может и до самого Иерусалима. Боюсь только, что колбасы могло не хватить. Да, присел Вася на крылечко ближайшего домика на 70-ом километре от Бурунного мыса, и первый же вышедший мужик спросил-угадал с одной ноты:«Ты Вася!». Арктика была в курсах, что куда-то может прийти Вася. А герой любовник в это время стал пользовать уже не жену коллеги, а его транспорт. Душно стало Витюше в замкнутом пространстве мыса Бурунного, новых впечатлений требовал организм (или просто отдыха от любвеобильной поварихи? Пойди, разберись). Поэтому поводу был заведен ДТ-75 (такой не крупный и на гусеницах), и-  поехали, залетные! Вася почему чуть в Израиловку не попал? Ноги по-разному растут, и человек ходит по кругу, если долго и без видимых ориентиров. Вася, зная это делал поправку, но переборщил, отклонился вправо. У Витька голова отдыхала уже не первый месяц, а руки, которыми он смыкал рычаги точно были разные. С вертолета потом хорошо было видно, как тракторные следы сначала резко уходят в море, а потом по многочисленным виткам концентрической спирали снова приводят на станцию. Когда изумленный и проветренный курсант понял, что наделал и куда вернулся, то решил подготовиться к торжественной встрече гостей. Строго откопал карабин (а чё, механик не Штирлиц, молчать не стал), залег за сугроб у вертолетной площадки и даже успел пристреляться. Тут и винтокрылый сверху- шлеп! Трапик сбросил и по нему начало спускаться начальство. Мне Витя описывал это так:«Прицелился,  дыхание задержал, даже успел представить, как они складываются от 7,62 в грудину. В лоб я не целился, промазать боялся, а так добил бы потом без проблем. И вдруг, как сдулся, встал, бросил карабин и молча залез в вертак». А закончилось все неплохо, в училище его восстановили (Папа Мац вину заглаживал), жену нашел новую, замечательную, вырастили двух отличных пацанов. Смешно, но Витя после окончания училища до самой перестройки проработал в нашей системе, под началом того самого недостреленного им начальника. Правда, в его личном деле была запись:«Категорически запрещены зимовки продолжительностью более четырех месяцев», что блюлось свято, история то была громкая! И по секрету- при первом удобном случае Витюше (молодому специалисту) выдали трехкомнатную квартиру от нашего предприятия. Такая вот история про Папу Маца, справедливость, и теток в Арктике. Без них, наших любимых единственных, жизни в Арктике нет, но жить мужчины должны с мужчинами. Ну вы понимаете, о чем я!

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.