golovac

Categories:

Крошки со стола истории.

Многое осталось за кадром баек, рассказанных в последнее время. Вертелся, вздыхал, и не утерпел- решил дополнить некоторые «картинки»

В ноябре я написал «Навеяно Новодевичьем». Начинается пост с могилы родителей Крупской, а заканчивается расстрелом сына знаменитого доктора Боткина, который оставался лечащим врачом семьи Николая Второго до последнего вздоха. Соединяло их судьбы то самое Новодевичье кладбище, по которому мы прогулялись. Там же было и фото особняка брата доктора Боткина, действительного члена Академии Художеств. Ныне в этом доме расположен Музей семьи Рерихов- радостно констатировал я широко известный факт, протянув ниточку истории в современность. Эх, все мы крепки задним умом. Не туда потянул! Надо было в прошлое копать. Теперь вот приходится здесь дополнение размещать.

И так, чем же этот особнячок примечателен в раньшем времени, до, так сказать, исторического материализма? 

В 1790 году в Санкт-Петербург прибыл из Любека некий белокурый здоровяк 24 лет от роду по имени Иоганн Готлиб. Немножко торговал зерном, немножко подрабатывал нотариусом. Женился на Анне Беате, дочке шведского золотых дел мастера (члена Академии Художеств, между прочим), обзавелся многочисленными детьми. И скупал, скупал участки земли и недвижимость. В 1808 году он и купил этот особнячок. Надстроил, приукрасил. Сам жил с большим семейством, верхний этаж сдавал, а на первый запустил аптеку и лавки (это тот этаж, что почти под землю ушел).

Сдавал Иогаша этаж с балконом- копеечки считал, не то что нынешние нувориши.
Сдавал Иогаша этаж с балконом- копеечки считал, не то что нынешние нувориши.

Сам то он ушел в мир иной в 1845 году, не дотянув года до 80-летнего юбилея. Крепкий был мужик, да и касторовое масло помогало. Каждое первое число месяца он спускался в аптеку, и выпивал здоровую ложку этой отравы (видимо в счет арендной платы). Утверждал, что всякий механизм нуждается в смазке. 

Раскрученный бизнес по вывозу русского зерна в родной Любек и немереное количество недвижимости еще очень долго кормил всех потомков Иоганна Готлиба, или Ивана Федоровича, как кликали его на русский лад. А домик этот купил у этих самых наследников Академик Боткин (брат старшего врача и дядя млашего, расстрелянного). Так в чем же фишка? Почему я вернулся к этой истории? Да потому, что фамилия Иоганна была Грошопф. Ничего не говорит? Плохо нам историю в школе преподавали. Это был дедушка Марии Александровны Бланк. Теперь понятно? Да-да, она голубушка- мама Владимира Ильича Ульянова. Ее мама выросла здесь, да и она сама провела в этом домике немалое время. 

Мария Александровна Ульянова. В девичестве Бланк. А по дедушке по материнской линии - Грошопф.
Мария Александровна Ульянова. В девичестве Бланк. А по дедушке по материнской линии - Грошопф.

Такая вот петля, такое вот пересечение судеб двух двух фамилий- Боткиных и Ульяновых. От особнячка на набережной Невы, до подвала дома Ипатьевых в Екатеринбурге и Новодевичьего кладбища в Санкт- Петербурге.

Мне показалось, что это как-то делает рассказ законченным, правильно закругленным.

А недавно я тут соловьем разливался про «Пенаты» Репина. Все не влезло, да и непосредственно к Музею относится боком, но промолчать не могу, язык чешется.  Поэтому получите россыпь фактов по этой теме.

1. Купил Илья Ефимович участок с домом, который превратил потом в «Пенаты», за 10 000 рублей. Если учесть, что переводной коэффициент тех денег в наши равен 1:1000, а площадь участка 2 гектара, то и недорого совсем — 10 миллионов рублей сегодняшних денег. Наша дача в этом же направлении, но на 60 км дальше от города. Чтобы купить 2 гектара, нужно потратить 20 миллионов рублей. Не переплатил Илья Ефимович.

2. Дочка, переехавшая к Репину после смерти его второй жены, очень боялась, что папенька поддастся на уговоры (ему и Луначарский писал и Ворошилов) и переедет в революционную Россию. Поэтому постоянно пичкала его страшилками. Например, поведала, что большевики расстреляли его друзей- Поленова, Нестерова, Васнецова, а Чуковский уцелел, потому лишь, что вовремя сошел с ума. Илья Ефимович заказал панихиду по безвременно усопшим. А потом из газет узнал, что его, мягко говоря, обули. Но точно Вам говорю, очень практический был человек Илья Ефимович (точно из кантонистов), чтобы деньги не пропали, а от попов возврата не дождешься, он перезаказал службу. За здравие!

3. Единственный сын художника был редкостным балбесом. Школу закончить не смог. Но 1899 году поступил в Академию художеств, вольнослушателем.

Наверное, именно так Юрий Репин себя ощущал. Это работа однокурсника.
Наверное, именно так Юрий Репин себя ощущал. Это работа однокурсника.

Это ведь Фонвизин еще сказал:«Не хочу учиться, а хочу жениться!». Вечная максима, на своей шкуре проверил. Но мы о сыне Репина. Из всего многообразия особей женского пола он выбрал- читаем внимательно- приемную дочь прислуги Репина, которая работала у них же кухаркой. И то правда, чего далеко ходить то? Все ведь везде примерно одинаково!

Жена Прасковья с сыновьями, о которых ниже.
Жена Прасковья с сыновьями, о которых ниже.

Папа был не в восторге, особенно учитывая тот факт, что и Академию Юра бросил, как и школу в свое время. Но... папа выделил кусок земли и построил для новой семьи отдельный дом, который назвали «Вигвам». Когда усадьбу в 62-ом восстанавливали, то про «Фигвам» деликатно забыли. Ни один экскурсовод даже не упоминает о нем.

Жена Юрика умерла почти одновременно с Репиным старшим. В 39-ом и «заботливую» дочь художника и его прибабахнутого сына финские власти эвакуировали под Хельсинки. Я вот впервые столкнулся с темой эвакуации населения финскими властями. Молодцы! После войны и он и она остались в Хельсинки. Юрий Ильич совсем тронулся умом. Ходил по городу в рясе, нелепой ермолке из кожаных ремешков и таких же ременных сандалиях.

А так Юрий выглядел в начале 50-ых.
А так Юрий выглядел в начале 50-ых.

 Еду собирал по мусорным бочками, мылся редко, картины свои раздавал даром. Кончилось все прыжком из окна ночлежки «Армии спасения» 1954 году.

Его картины разных периодов есть в Третьяковке, Музее «Пенаты», в музеях Чехии.

4. Если Вы думаете, что самое печальное про судьбу Репиных вы уже знаете, то нет- ошибаетесь.

У Юрия Репина и его кухарки Прасковьи было два сына- Гай и Дей. Геогргий и Дмитрий, если по-русски и без вывертов. Старший персонаж нормальный. После школы уехал в Чехию, закончил инженерное училище и более ничем не отличался от нормальных людей. А вот младшенький получил нансеновский паспорт и заделался моряком. Много плавал по морям океанам и домой вернулся только в 29-году. Тут как раз все поумирали- мама, дед, тетка. И так парню тоскливо стало, что решил он заделаться художником. Крутился, вертелся, а в 32-ом году пошел в посольство СССР просить визу для поступления в Академию Художеств в Ленинграде. Не дали. Он стал просить помощи у папы. Тот похлопотал в Париже через знакомых. Тоже послали. Тогда молодой и горячий моряк решил нелегально перейти семиметровую речку Сестру и добраться до обитающего в Ленинграде Исаака Бродского. Любимый ученик деда точно должен помочь! Ага. Пограничник Карацупа и его Джульбарс повязали нелегала темным февральским вечером на нашем советском берегу. И хотя шел еще 35-ый год, а не 37-ой, конец был предсказуем. Врага народа, проникшего нелегально на территорию СССР с заданием провести теракты против руководителей страны, приговорили к расстрелу. Который летом того же 35-го года и привели в исполнение. Потом, конечно, оправдали и реабилитировали. Даже справку дали, но это уже было в 56 году. 

Вот теперь точно по этим двум постам- все. Мне показалось целесообразным дополнить, хотя и грустно получилось

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.