golovac

Categories:

Не путайте Исаака с Иосифом.

Есть в Санкт-Петербурге музеи недооцененные. Может быть по причине раздолбайства и плохой организации? Или наоборот- потому и плохо все в них для посетителей, что мало раскручены? В Музей-квартиру Исаака Израилевича Бродского мы не смогли попасть два раза и плюнули, а в Музей Академии художеств со второго раза удалось войти. Оба похода объединила выставка картин из коллекции Бродского. 

Составляя план освоения культурных достопримечательностей родного города, не мог оставить без внимания второе по величине собрание русской живописи после Русского музея. Тем более, что туда (в Русский) прорваться довольно сложно, надо избегать выходных, каникул, лета и просто хорошей погоды. Не большие мы любители стоять в очередях. Поэтому и дождь со снегом- не наш вариант. А квартира Бродского на той же площади Искусств, народу- ровно никого. Вот только, как выяснилось, и попасть сложно. Извинения на двери висят, но внутрь не пускают. Пришлось перенаправить стопы на Университетскую набережную. Там свои геморрои. На афишах и в интернете- вэлкам ежедневно, а бабулька при входе:«Приходите завтра». Цирк!

Но тяга была велика, времени у пенсов навалом- прорвались.

Вот она красавица. Строили при Екатерине, сейчас содержится силами Зураба Церители. Слева сфинксы. Настоящие!
Вот она красавица. Строили при Екатерине, сейчас содержится силами Зураба Церители. Слева сфинксы. Настоящие!
Круглый двор Академии. Сюда не пускают. Почему? В центре памятник Шувалову- основателю, работы, понятное дело, Церетели. Потом покажу подробнее.
Круглый двор Академии. Сюда не пускают. Почему? В центре памятник Шувалову- основателю, работы, понятное дело, Церетели. Потом покажу подробнее.
Собственно в этом зале и расположилась выставка якобы "другого Бродского".
Собственно в этом зале и расположилась выставка якобы "другого Бродского".

Сразу скажу, что первые три фото не мои, но зато хорошие. Дальше все своими руками отснятое, для эффекта сопричастности, так сказать.

Случайно наткнулся в сети на отзыв туриста о посещении музея Бродского и присел от неожиданности. Потом списал этот эффект на возраст и место жительства. Только жители Ленинграда выросли с именем Бродского на ушах, поскольку его имя носила самая-самая центральная улица города. Она начиналась от Невского проспекта у Городской Думы и Гостиного Двора и заканчивалась на площади Искусств, там где вокруг памятника Пушкину устроились и Русский музей и Большой зал Филармонии и Малый Оперный театр и много еще чего. Не говоря уже о том, что одна сторона улицы целиком застроена самой большой и самой роскошной гостиницей Ленинграда- «Европа».

А картины этого монстра соцреализма знакомы всем по открыткам, учебникам и стенам нашей молодости. Сами увидите. А человек пришел в музей-квартиру будучи уверенным, что сейчас прикоснется к поэтическому наследству Иосифа. Как выясняется Исаак Иосифу не товарищ, но иногородний турист вполне средних лет просто никогда не слышал про художника Бродского. Не совсем к месту, но чем-то это напомнило бородатый анекдот про профессора, который мечтательно «хочет в Урюпинск». 

Только поэтому позволю себе несколько слов о виновнике торжества. Родители хотели сделать из него приличного человека, который мог бы и себя прокормить и их на старости лет накормить цимусом, поэтому отправили мальчика из Бердянска учиться в Одессу на архитектора.  

Старая церковь в Тверской губернии. 1907г.
Старая церковь в Тверской губернии. 1907г.

Как можно увидеть, вместо архитектуры юноша выбрал живопись. И не прогадал. После Одессы он отправился в Санкт-Петербург. Мест в классе Репина не было, но.. Он добился разрешения посещать натурный класс. Место досталось аховое, но Илья Ефимович его оценил. К тому же Исаак быстро подружился с Васей Репиным, а почему бы и нет? Надо отдать молодому художнику должное- он оказался талантливым рисовальщиком и упорным человеком.

Старые лодки. 1907 г.
Старые лодки. 1907 г.
Теплый день. 1908 г.
Теплый день. 1908 г.
Опавшие листья. 1908г.
Опавшие листья. 1908г.

Все представленные выше картины написаны в период обучения на академической даче в Тверской губернии, где каждый год лучшие ученики жили на полном пенсионе и работали на пленэре. Я же говорю- упорный юноша. Эти работы действительно немножко «другой Бродский», поскольку основным в его деятельности был портрет. У Репина же учился. Кстати, всегда понимал откуда деньги растут.

Портрет Корнея Чуковского. 1915 г.
Портрет Корнея Чуковского. 1915 г.
Автопортрет.
Автопортрет.
Портрет Репина. 1912 г.
Портрет Репина. 1912 г.

Сами видите. У меня репинский портрет получился в бликах, поэтому любуйтесь копией из сети. С этой работой получилась забавная история. После первого сеанса Репин был в щенячим восторге, восторгался мастерством молодого коллеги. А после второго- разругался с ним вдрызг. Они поехали в театр и сорвались с середины представления- смывать скипидаром неудачные места. Очень напоминают мою жену, которой тоже не нравятся все фотографии, сделанные мной. Но она хоть без скипидара обходится.

Автопортрет с дочерью. 1911 г.
Автопортрет с дочерью. 1911 г.

Закончив курс, вместе с семьей он поездил по Европе за казенный счет, что безусловно пошло на пользу его творчеству.

Довольно быстро Бродский стал и успешным художником с портфелем заказов, и положил начало своей коллекции, получив в подарок от учителя три  этюда. Так бы и прожил остаток лет небедствующим, но и не супер известным художником,  не случись революция.

Первое знакомство с ней было не слишком успешным. Случайно столкнувшись с казаками на улицах города, будущий основатель соцреализма драпанул через забор какого-то особняка. Но не слишком удачно. Тело через забор перевесилось, а галоша застряла на острие ограды. Повиснув вниз головой, вспомнил юноша и Бердянск и папу с мамой, но казаки «повешенного на галоше» не тронули, а более ловкие друзья сдернули вниз. Второе знакомство тоже вышло не лучшим. Боевые друзья-сокурсники написали петицию в поддержку январской  демонстрации, а дирекция решила зачинщиков выгнать. Исааку помогло только заступничество Репина.

В 1917 году «другой Бродский» кончился и начался тот, которого вся страна знала с детства. 

Ленин в Смольном.
Ленин в Смольном.

Это где надо жить и учиться, чтобы с этой картиной разминуться? Точно- в Урюпенске. Кстати, в конце 30-ых, не задолго до смерти (скончался в 1939 году) были разово выпущены открытки с репродукцией этой картины. Тиражом 5 000 000 шт. Повторяю- сразу запузырили пять миллионов одинаковых открыток. И выплатили авторское вознаграждение 100 тыщ рублей. Надо сказать, что все деньги художник пожертвовал на нужды армии и флота, тщательно расписав каждую сумму- на танки, самолеты и торпедные катера. А Вам слабо? 

Ленин на фоне Кремля. Эскиз. 1924 г.
Ленин на фоне Кремля. Эскиз. 1924 г.

По воспоминаниям Чуковского, зайдя в квартиру Бродского, он наткнулся на великое множество «лениных» самых разных размеров. А в большом зале мастерской отряд молодых талантов тиражировал «расстрелы бакинских комиссаров», которые мэтр облагораживал своим автографом. Не очевидно, но картины с правильной идеологией нужны были в промышленных масштабах. Каждое госучереждение, каждый клуб и каждый ответственный работник нуждался в новом лике. А где взять? Вот! Очень напомнило мне копирование видеофильмов в 90-ые. Или даже «Ласковый май»?

Портрет Сталина. 1927 г.
Портрет Сталина. 1927 г.

А вот с Иосифом Виссарионовичем у Исаака Израилевича не сложилось. Очень старался, через Ворошилова заползал, даже единожды удостоился чести выпить и сыграть в городки с вождем, а позировать тот не стал. А раз это не удалось даже Бродскому, то неудивительно, что никто и никогда не писал портрет Сталина с натуры. Исторический факт, однако.

Собственно на этом мои фото с выставки закончились. На треть. Ибо еще треть в следующем обзоре будет касаться коллекции Бродского с этой же выставки, а последняя треть самого Музея Академии художеств, где нашла приют эта временная экспозиция. Музей оказался прекрасен.

Не утерплю и прилеплю несколько полотен «настоящего Бродского».

Портрет Керенского. 1918 г.
Портрет Керенского. 1918 г.

Как настоящий ученик своего учителя, Бродский успел написать портрет Керенского. Представляете- февральская революция, страна стоит на ушах. Да что там- стоит! Висит на волоске! Империя рухнула, все, вместе с правительством, временное. А господин Керенский умудряется позировать и Бродскому и Репину! Но каков молодой! Это же надо иметь имя и уметь добраться до первого лица! Талантливые ребята. Оба. Кстати, мне работа Бродского больше нравится. У Репина Александр Федорович получился почти таким же старым и немощным как художник. 

 Расстрел бакинских комиссаров. 1925 г.
Расстрел бакинских комиссаров. 1925 г.

К 25-му году имя Бродского уже гремело по стране (но об этом чуть позже). Но слава это прекрасно, это и админресурс и самоуважение, но кушать хочется всегда. Очень вовремя написанная картина на очень правильную тему многое изменило в жизни художника. В то время Советским Азербайджаном рулил Сергей Миронович Киров, и для него лично это полотно было как нельзя кстати. А сколько в Азербайджане присутственных мест? Вот и сидели «артели» ноунеймов, тиражировали агитпром. За пять полотен Исаак платил 20 рублей, правда, краски и холст давал свои. Прямо Бари Алибасов и нанайцы или Карабас Барабас и куклы.

А Киров ему потом очень помог. Придя к власти в Ленинграде в 26 году, почти сразу выделил мастерскую этажом выше своей квартиры, где появилась возможность ваять нетленку любого размера. А в 29 году помог получить ту самую квартиру на площади Искусств, где теперь музей Бродского. Вот что значит вовремя «просечь фишку». 

Клим Ворошилов на лыжах.
Клим Ворошилов на лыжах.

Не нашел лучшей иллюстрации. Не суть. Товарища Ворошилова наш герой рисовал чаще других. Причем в самых разных позах. Приближал, так сказать к народу.

Праздник конституции.
Праздник конституции.

Композиция оригинальная- все задом, а те что передом- мелко-мелко. Партия сказала надо- художник сказал-пожалуйте. Но что бы было технологично, развернул всех жопами к зрителю. Ясен пень, плечи и шляпы рисовать быстрее, чем морды лица. Сейчас станет ясно.

Торжественное открытие второго съезда Коминтерна во дворце имени Урицкого.
Торжественное открытие второго съезда Коминтерна во дворце имени Урицкого.

Вот оно! Главный старт к успеху! В 20-ом году в Петрограде, а потом и в Москве на протяжении трех недель буйствовал Второй съезд Коминтерна, предвкушающий Мировую революцию. Открытие состоялось в Дворце имени Урицкого. Не знаете такого? Эх, время. А Дворец трудящихся? Тоже нет? Так вот последнее это Зимний Дворец, который теперь Эрмитаж. А первое- Таврический Дворец, в котором заседала Дума и пыталось заседать  Учредительное собрание. Бродскому удалось получить подряд на обрисование данного мероприятия. Как одному осилить? Никак. Не за дорого была созвана бригада, куда вошли энергичные и молодые, хотя о чем это я? Такими были только Кацман и отчасти сам Бродский. Сыну генерал-лейтенанта  Мстиславу Добужинскому было 45, и он вполне состоялся, как художник мирискусник. Папа автора «Доктор Живаго» Аврум Ицхок-Лейб Пастернак и вовсе достиг пенсионного возраста в 60 лет. Был еще относительно молодой однокашник Бродского Борис Кустодиев, но его использовали как надомника, поскольку он уже был парализован. (Это совершенно отдельная история о любви и мужестве удивительного русского живописца!). Вот эта бригада «Ух!» делала безумное количество зарисовок, эскизов и этюдов. Четырехлетний каторжный труд (ни капли иронии) закончился созданием эпического полотна. 600 фигур вписанных в композицию, более 400 портретов, более 250 фотографически точных изображений реальных участников. 

Илья Ефимович снял шляпу и прилюдно назвал Бродского «Современным Рафаэлем». А дедок знал толк в такого рода картинах, понимал, каково это собрать в единую композицию такое количество фигур, сохранив и перспективу и пропорции. Недаром его «Заседание Государственного совета» так высоко ценилось. Поэтому такая оценка здесь дорогого стоит-  тот случай, когда ученик превзошел учителя.    

Фрагмент. Слева посередине- автор.
Фрагмент. Слева посередине- автор.

На этом фрагменте хорошо видно как, не побоюсь этого слова, талантливо прописаны все участники встречи. 

Это полотно выставляли и в столицах и возили по России. Народ валил толпами, разглядывая всех вождей и просто хороших людей. Луначарский подхихикивал над «темными» массами, но всячески нахваливал творца. Бригаду, понятное дело накормили, денег насыпали, но в соавторы не взяли. Так и взошла звезда Бродского!

А картину позже признали идеологически вредной. И чем дальше, тем, как вы понимаете, она становилась все вредней и вредней. Все чаще и все больше персонажей изымались из жизни органами ОГПУ и НКВД. Первым «замазали» Троцкого, заменив на простого рабочего, а потом, когда предателей поставили на поток, картину свернули в трубочку и спрятали в Историческом музее. Там и сохранилась.

Похороны Ленина.
Похороны Ленина.

Чтобы не захвалить Исаака Израилевича, решил и этот шедевр разместить. А что, дорого-богато. Пальмы опять же.

Карандашный рисунок с автографом Ленина.
Карандашный рисунок с автографом Ленина.

Справа рисунок Ленина на том самом Съезде. Владимиру Ильичу он не понравился категорически. «Непохож!»- сказал вождь пролетариата. Вероятно себе он казался высоким блондином атлетического телосложения, бывает. Но все члены Политбюро (или Совнаркома?) бросились его убеждать, что именно так настоящий Ульянов и выглядит. Плюнул Владимир Ильич и подписал рисунок. А это похлеще мандата будет по тем временам! Ох и не прост был социалистический художник Исаак Бродский. Это только в сказках мужик бегает спрашивать у бабки про три желания.  Нормальный добытчик сам и желания придумает и рыбку отловит. Даже без сетей.

Кстати, подписывая, Ильич сказал:«Впервые подписываю бумагу, с которой не согласен». Это же какую силищу убеждения и пройдошистости надо иметь, чтобы самого Ленина так развести!

  

Могила на Литераторских мостках.
Могила на Литераторских мостках.

А похоронен художник Бродский на Литераторских мостках   Волковского кладбища. Небогато. И умер рано- 53 года. И диагноз странный- лейкемия (отчего бы?). И год смерти подозрительный- 1939. Тогда многие странно уходили из жизни- то тортик съедят не вовремя, то дорогу перейдут не там, а то и болячка настигнет, вдруг.

По рангу, конечно, ему было положено кладбище Александро-Невской Лавры и памятник побогаче.

Ходили слухи, вполне достоверные, что на него завели уголовное дело, но закрыли, после написания завещания. То ли он с антиквариатом перешел дорогу какому-то большому чину, то ли помог не тому. Надо отдать должное, что он не только сгребал все что можно и нельзя из реквизируемого и у нуждающихся собратьев по палитре скупал работы за дешево, но и старался им, братьям помочь. В квартире его по четвергам был свободный доступ для всех, да и каждого отдельного готов был накормить. Вот только не все шли. Нищенствующий Филонов, например, не посчитал возможным отобедать в этом доме, хотя его ждали за богато накрытым столом. Каждый сам выбирает свою судьбу. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.