golovac

Categories:

Палыч и птички.

Хороший человек никогда не отрывается от своих корней, а нормальный мужчина всегда в душе мальчонка из детства. Если взрослого мужика пошелушить, то может он и вспомнит, какие шикарные фантики были раньше у конфет, как клево было ими играть с пацанами. Или взахлеб расскажет, как собирал марки. Сначала все подряд, а потом только «колонии». Названия-то какие были- Ньяса, Сан-Фернандо, Бечуаленд!

До сих пор нежно люблю эти марки.
До сих пор нежно люблю эти марки.

Вот у Палыча были голуби. В маленьком казахском городке многие держали разнопородных красавцев. Жили почти все в частных домах, могли себе позволить и голубятни и личные крыши, с которых можно было запускать стаю в небо и орать от восторга. Лет в 35 его накрыла ностальгия. Вроде бы свободное время (те крохи, что удавалось выкроить) уходили на охоту и рыбалку. Но Сахалин, Камчатка, Южная Африка и Ботсвана случались не каждый день, да и живность в прицел карабина особенно не рассмотришь. Бах! и чучело. А душа жаждала общения. На кошек и собак тяги не было совсем, а голуби... Это же детство! Это- курлык-курлык и свободный полет! И, главное, всегда под рукой, прямо в офисе. Как в офисе? Да говно вопрос. Кабинет у Палыча на последнем этаже, здание в собственности, крыша плоская- что нам стоит дом построить. Для птичек. Сперва появилась голубятня. Как мечталось в детстве- просторная, с теплым отсеком, кормушками и поилками, и даже с видом на Смольный собор. Вид пошел бонусом, не сносить же его?

Красота, конечно. Кто бы спорил.
Красота, конечно. Кто бы спорил.

Несколько пар редкой красоты удалось купить. Но тут выяснилось, что в Питере это товар не ходовой. Бригады были пущены по местам торговли фауной, секретутки и отдел маркетинга сели на телефонный обзвон зоообъявлений. Нарисовалась проблема дефицита. Или мы не бизнесмены? Трудности преодолевались по мере поступления. Сперва в кабинете зама по связям с общественностью, который легкомысленно выехал в отпуск, установили инкубатор. И немаленький такой, на компьютерах весь и с записями симфонических оркестров (сказали, что яйцам это в кайф). Охране, благо что она круглосуточная и многолюдная, велено было фиксировать процессы спаривания птичек в вольере, всячески поощряя их витаминами, пшеном и родниковой водой. Плоды любви бережно стаскивались этажом ниже и помещались в волшебную музыку Брамса, подогретую кварцевыми лампами. 

Проклюнутые, жалкие безрукие существа не умели ни пить, ни есть. Чего их не подсунули родителям я не знаю, не орнитолог. Зато папами у них работали крепкие ребята в темных костюмах с кобурами на ремнях. В их обязанность внесли пункт о кормлении и поении. Система «рот в рот». Без смеха смотреть на них было невозможно,ибо мелкие поганцы общипывали им и губы и языки. Но если говорить они не приучены, то утиный оскал, будто накаченный ботоксом, вызывал поголовный ржач.

Зам, лишенный седалищного места, получил наказ идти в сторону общественности. Поскольку та любила халяву и встречалась только под хорошее французское вино в не менее хороших ресторанах, такое решение обошлось конторе в копеечку, но птичку же жалко! Да и Зам со временем освоился, начал в напитках рубить, аки сомелье поганый.

Птички трахались, яйца грелись, инкубатор жужжал, поголовье множилось, как кролики. Выяснились некоторые нестыковки бизнес-плана. Голубятня не могла вместить новые поколения, а инкубатор вечно был на половину пуст. Или полон? Это как посмотреть. Поэтому была пожертвована немалая сумма одному известному монастырю за право крышевания голубятни на его территории. Поголовье закидывалось в этот дворец (по другому не назвать), монахи сыпали крупу и таскали воду. Лишние пернатые дичали, но места хватало всем. А вот проблему с инкубатором решили заполнением свободного места яйцами декоративных кур. Не пропадать же теплому месту! Красивые куры всем нужны, правда? Может и так, но кто ж им даст! У Палыча в загашнике был остров. Небольшой, километров двенадцать квадратных. Любил он там шашлык сварганить и рыбку половить. Потихоньку остров заселялся всякими неприхотливыми тварями, типа олешек и ланей. А чтобы они не разбежались (или упаси Бог, чтобы волчара какой не пробрался с материка) обнесли этот юннатский уголок проволочкой. Ни-ни, ни разу не колючей. Это мы в национальных парках ЮАР углядели. Проволока гладкая, натянута как струна и по ей тихонечко ток струячит. Не больно, но даже слоны ее не ломают. Сам не пробовал, но верю, что неприятно ее кусать. Кстати, оказалось, что устройство таких заборов национальное достояние тамошних фермеров- у нас нет такой проволоки и таких установочных технологий. Пришлось островному латифундисту выписывать трех негров из тех краев и много проволоки. За две недели все озаборили и вернулись к себе подобным.

Короче, курей живописных Палыч свез на остров. Они там гуляли на природе и украшали пейзаж. А иногда их использовали, как тетеревов, т.е. отстреливали с помощью топора на бульон. Казалось, что жизнь в офисе наладилась и устаканилась. Даже губы у охранников начали подживать. 

Вам приходилось когда-нибудь делать подарки человеку, у которого все есть? Совсем все. А то чего нет, так и у Вас столько денег тоже нет. И какой-то гад прослышал про голубиную страсть нашего друга. И подарил ему... Нет, не голубя, с ними в Питере проблема, я уже писал. И не курицу- не солидно как-то. В этих кругах в принципе стараются не пересекаться с темой, где возможны намеки на петухов. Подарили попугая. И клетку. Это была месть Зама, я так думаю, ибо занимала она треть кабинета начальника. Сам птиц тоже был из крупных и злобных. И еще очень много мусорил. Все восхищенно цокали на окрас, охрана интересовалась рационом питания и опасливо закатывала губки. Всеобщий любимец, блин! 

Не за то место бойцы переживали. Надо было... Но по порядку. Жила птичка в свое удовольствие, срала по всей клети, кусала всех кроме хозяина и молчала, гадина. Ее и мату учили, и песни народные с ней разучивали- молчит. Доктор сказал- надо выпускать, чтобы по кабинету летала, может забазарит. Вот разок по весне ее и выпустили, ага. А форточку не прикрыли. «В гробу я видал ваш офис»- вдруг проорала эта петушина позорная и полетела познавать мир.

Как можно любить такую мерзкую рожу!
Как можно любить такую мерзкую рожу!

 В хозяйстве на тот момент было примерно три сотни лицензированных охранников. Это те, которые с оружием. Пистоли у всех отобрали и рогатки тоже. Зато отправили прочесывать все парки, скверы и отдельно стоящие кусты на предмет поиска улетчика. Вот тут и подумалось, что не за губы надо было переживать, а за стоптанные по колена ноги, и за яйца, которых можно было лишиться в случае неудачи. 

Птичку иногда видели то в одном парке, то в другом дворе, сидящей на дереве. Пока ждали пожарную машину, пока стягивали подкрепление и блокировали подходы, эта крыса крылатая исчезала в никуда. Женское население офиса тоже не дремало, печатая и расклеивая объявления о пропаже и вознаграждении. Лишний раз подтвердилось, что миром правят деньги и компьютерная грамотность. Звонок из отдела ФСБ поведал, что птичка повязана при попытке проникнуть в кабинет оперчасти и благополучна повязана местным спецназом. Деньги брать труженники невидимого фронта отказались, но против микроавтобуса с напитками и коробками доппайков из нашего грузинского ресторана и они  были бессильны. Тушка птахи была торжественно эвакуирована сначала на пятый этаж офиса, а потом сослана на обитаемый остров, под присмотр местных ветеринаров.

Что ни говори, а ихние кривоклювые не тянут против наших курлык. Да и потомства от них не дождешься. А инкубатор зачем покупали? 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.