golovac

Categories:

Раскопки домашних архивов.

Не так впечатляюще, как целая газета 41 года, но тоже не лишено интереса. Вырезка из неопознанной  газеты от 10 марта 1953 года. Похороны Сталина.

Родители вспоминали день смерти Сталина как конец света. Народ не понимал, как дальше жить. Не все, конечно, но они же про себя и близких вспоминали.

Память- штука весьма избирательная. Мама всю жизнь не верила в массовые репрессии. «В нашем доме никого не посадили»- говорила она. И то правда. Дом на углу Фонтанки и Чернышева переулка был громадный, с большим внутренним двором. Семь этажей, четыре корпуса, сплошные коммуналки. В нашей квартире было 11 комнат и 9 хозяев. У нас, например, было 2 комнаты на семь человек. Парой этажей ниже жила прима Кировского театра Ирина Колпакова. Вот у нее была отдельная квартира.

 Специально изучал сайты с адресами жертв репрессий. Нет там нашего дома! Права была мама- никого не забрали. Вот и не верила.

И никого из знакомых не забрали. Более того, ее родная сестра, законная жена германского подданного (умудрилась выйти замуж в 1939 году) всю блокаду проработала в Ленинграде со штампом в паспорте. И ее не замели ни во время, ни потом. Заколдованный дом?

Зато папа не сомневался, что в мясорубку кидали всех. В 1932 году его отчима, мать и его, как сопутствующий элемент, выслали в Курган по отголоскам дела Промпартии. Отчим был крутой инженер, поэтому не пошел в расход, а строил автозавод. До 36 года строил. А потом они залегли всей семьей на дно в замшелых Сумах.

Но даже такой пример не сподвигнул мать на осуждение вождя.

Отвлекся, извините. Похороны были уже при мне, но в памяти не отложились- четыре месяца от роду, что с малого взять!

Интересно, что среди несущих Никита Сергеевич не просматривается. Опознал Берию, Маленкова, Молотова, Булганина, а приемника не увидел.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.