golovac

Categories:

Хлеб писательский.

С удивлением наблюдаю, среди пишущих в ЖЖ, авторов, мечтающих о лаврах Бунина и Джерома К. Джерома, Бабеля и Чернышевского. Меня всегда радовали люди, которые наполняли интернет чУдными путевыми отчетами, воспоминаниями минувших дней, размышлизмами на тему о ..., да не важно про что, главное, талантливые люди хорошим, доступным без переводчика языком шевелили мои извилины и услаждали вкусовые рецепторы обоих полушарий. Но всегда воспринимал их, как талантливых рассказчиков, занимающихся каким-то своим основным делом и делящихся со мной эмоциями и мыслями в свободное от этого основного дела время. А получается, что многие лелеют надежду вспрыгнуть на литературную стезю двумя ногами и помчаться к признанию, деньгам и даже славе!

Не шучу, прям несколько таких персонажей насчитал только в последнее время. Это удивительно, ибо никуда по инету не бегаю, специализированные сайты не посещаю. Даже в ЖЖ круг общения не пытаюсь расширить, не слежу за рейтингами и т.д. А если рвануть на какую-нибудь прозу.ру или, не дай Бог, поэзию.ру (есть и такая, наверное ?), то там-то новых Толстых и Пушкиных можно пароходами грузить, нет?

Эту тему серьезно обсуждать, как взрослый человек с естественно научным образованием, не стану. Всяк имеет право на мечту.

С развитием всеобщего образования, с приходом множительной техники в каждый угол современного быта, конкуренция на поляне словесности взлетела до небес. И на успех рассчитывать может не «писатель», а только «продаватель». Очень доходчиво про это рассказал художник Шемякин- рисовать умеют все, но продаются только те, кого выбрали. И мастерство здесь не причем. Прибитый гвоздем к холсту банан за 120 000 долларов тому пример.

Раньше ведь как было? Грамоте учили барчуков, среди них бумагомарательство не было делом благородным и доходным. Да и откуда доходы, коли читателей было с гулькин хрен? И только во второй половине восемнадцатого века сошлись либеральные идеи из поверженной Франции, развитие периодики, рост читательской массы (народ, как не странно, богател) и железные дороги, связавшие страны и регионы. И поперло!

Но что характерно, в писатели подались убогие (из барчуков) или богатые. Кто мог жить на литературные деньги? Не существовать, а жить? Тургенев ждал маминых подачек и ее же наследства. Толстой от нужды с трудом устроился служить в армию на Кавказ. Уже много позже он выжимал многое из литературного труда, но заработки пришли после «Войны и мира», когда, женившись и осев в Ясной Поляне, дедушка (34 летний!) одумался и стал скупать земли и жестко вести хозяйство.

Ни Пушкин, ни Лермонтов не дожили до массового читателя и до гонораров, соответственно. Некрасов зарабатывал на картах и литературных рабах, а отнюдь не стихами. Достоевский вечно выплачивал долги, а ведь это Достоевский!

Неплохо поднялся на «перьевом» бизнесе милейший Антон Павлович. Но у него в детстве была купеческая школа от жесткого папаши (покруче, чем у пролетария Пешкого-Горького). И работоспособность голодного студента- не написал рассказ, остался голодным.

Относительно сытой жизнь писателя была при советской власти. Но и попасть в ряды избранных рупоров Страны Советов было ох! как не просто. 

Сегодня напечататься легко, даже очень. Но куда важнее продать свои вирши. Я не спрашиваю соискателей, готовы ли они нести в народ новых «Идиотов», Карениных и Муму. Я предлагаю им поискать у себя сходство с Донцовой, Гарри Потером и Властелином Колец. Если зеркало не покажет заметного триединства, то мой совет: «Пишите, милые люди, радуйте нас- читателей, но на хлеб с маслом зарабатывайте трудом. Обычным, не литературным. А то оголодаете.» 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.