golovac

Categories:

ЖЗЛ на нашем кладбище.

Приехали, а точнее- добрели. Все церкви, дацаны, кришно-коттеджи посмотрели и достигли дзена, нирваны, благодать (нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть). Ей Богу, мне кладбища нравятся больше церквей. Больше здесь умиротворения, покоя и правды жизни (ничего себе скаламбурил...). Не скажу, что меня прям тянет на дорожки между могилками, но и уходить оттуда не спешу. Шкурка моя в таких местах теряет основную массу цинизма и слезоточивая железа начинает подозрительно чесаться. Особенно здесь, на Серафимовском кладбище. Поэтому сразу перейдем к фактам, дабы избежать сантиментов.

Удобное у нас кладбище, можно пешочком дойти. Если кто издалека добирается, то пользуется метро- вышел на «Старой деревне», перешел улицу и уже на месте. Мы-то чаще на машине катаемся, вечно тяжести возим для ухода за могилками. Да и парковаться там одно удовольствие- свободно всегда, ибо маленькое и закрытое. Почти! За большие деньги можно втиснуться.

Место изначально было совсем не элитное. Открыли его 1905 году для местных крестьян, работяг и прочих малообеспеченных. Во время ВОВ здесь массово хоронили жителей блокадного Ленинграда.  Более 100 тысяч человек в общих захоронениях. Только через 20 лет после Победы все это оформили в мемориальный комплекс.

Памяти жертв Блокады.
Памяти жертв Блокады.

 Город долго-долго приходил в себя. Аналогичный мемориал на Пискаревском кладбище, который  стал знаковым местом в городе, появился тоже не сразу- в 1960 году, всего на пять лет раньше нашего.

 Это Пискаревка. Здесь самое массовое захоронение, более 500 тысяч жителей. В феврале 42 хоронили по 10 тысяч в день. Мой дед тоже умер от голода в том феврале. Похоронен на Волковском кладбище- ближе к дому.
Это Пискаревка. Здесь самое массовое захоронение, более 500 тысяч жителей. В феврале 42 хоронили по 10 тысяч в день. Мой дед тоже умер от голода в том феврале. Похоронен на Волковском кладбище- ближе к дому.

После войны не было уже крестьян, а рабочих сюда не очень-то пускали. После военных лет земли осталось мало, да и само кладбище оказалось слишком близко к центру. После 80-ых годов перестали замалчивать крупные катастрофы, а их жертв стали хранить здесь. Получилось этакое место общественной скорби- один большой (блокадный) мемориал и много маленьких. Кстати, автор Пискаревского Мемориала- Евгений Адольфович Левинсон (с ума сойти!) тоже покоится здесь на Серафимовском. Началось все  с Афганистана, а потом нескончаемый поток- ОМОНОвцы, пожарные, погибшие при спасении людей из гостиницы «Ленинград».

Это памятный комплекс спасателей. Началось с пожара в гостиницы "Ленинград". Теперь здесь место памяти МЧС.
Это памятный комплекс спасателей. Началось с пожара в гостиницы "Ленинград". Теперь здесь место памяти МЧС.

 Рядом экипажи судов «Механик Тарасов» и «Полесск», команды атомоходов «Комсомолец» и «Курск».

"Тарасов" утонул в Северной Атлантике.
"Тарасов" утонул в Северной Атлантике.
Несчастная АПЛ "Комсомолец".
Несчастная АПЛ "Комсомолец".
"Курск". Слов нет.
"Курск". Слов нет.
Совсем свежие герои с "Лошарика".
Совсем свежие герои с "Лошарика".

 Здесь же свежие могилы гидронавтов с «Лошарика». Если командование Тихоокеанского флота, погибшее при взлете с аэродрома в Пушкине, захоронено вместе, то жертвы терактов волгоградского рейса и рейса над Синаем  кучно разбросаны по нескольким аллеям.

7 февраля 1981 года при взлете с военного аэродрома в Пушкине рухнул ТУ-104. Среди погибших были 16 адмиралов и генералов, 12 капитанов первого ранга и полковников. Тихоокеанский флот остался без командования.
7 февраля 1981 года при взлете с военного аэродрома в Пушкине рухнул ТУ-104. Среди погибших были 16 адмиралов и генералов, 12 капитанов первого ранга и полковников. Тихоокеанский флот остался без командования.
Это жертвы, а точнее память о жертвах теракта над Синаем. С тех пор Египет закрыт.
Это жертвы, а точнее память о жертвах теракта над Синаем. С тех пор Египет закрыт.

Нигде, наверное, нет такого количества жертв групповых катастроф. От несчастных интернационалистов до сметенных лавиной альпинистов.

Лавина смела штурмовой лагерь под вершиной пика Ленина. Нашли немногих.
Лавина смела штурмовой лагерь под вершиной пика Ленина. Нашли немногих.

В этом есть что-то противоестественное и будоражащее. Что-то от великого СССР, где мы все как один и все за одного. Желательно, чтобы покидал сей мир каждый отдельный человек самостоятельно, в индивидуальном порядке. И так же тихо обретал свой кусочек земли после смерти. В крайнем случае в составе семьи. Да, в семье даже лучше. А вот так- в команде, пусть и с воинскими почестями- избави Бог нас от этого.

Ну вот вкратце о кладбище и его отличительных особенностях- все.

После возведения Мемориала блокадникам сюда потянулись «некрестьяне» и «нерабочие». Потихоньку большинством стали высокопоставленные (в прошлой жизни) военные. Адмиралов всех сортов здесь больше, чем где-либо. Сказывается и Штаб МВФ и Балтфлот и масса профильных училищ. Но среди них меня до слез трогают могилы командиров торпедных катеров, сплошь Героев Союза 43-44 годов. Штурмовики морской авиации, истребители ВОВ и Корейской войны, командиры танковых рот и кавалеристы- все они дожили до 90-ых и более. Они все герои, но здешние сплошь со Звездами военных времен. Вот Вам пример

Белоусов Леонид Георгиевич. 1909-1998г.
Белоусов Леонид Георгиевич. 1909-1998г.

Сирота и сын полка в Гражданскую, окончил пехотное училище, но попал служить в авиацию. Выучился и служил на Балтфлоте, на севере. В 38- попал в аварию, перенес 35 операций и сбежал на финскую войну. Потом блокадный Ленинград, прикрытие города и Дороги жизни с воздуха. В 42 году последствия старой аварии привели к гангрене и ампутации обеих ног, причем правую оттяпали выше колена. Начал учиться ходить и летать заново. С костылями, палочкой, на ПО-2, на ЯК-7. С 44 года снова в строю на современном по тем временам ЛА-5, боевые вылеты, сбитые самолеты.  Героя ему дали только в 1957 году. А что, таких было много? Или закрутились?

Здесь обосновались очень серьезные дядьки- командующие флотами всех времен, главные конструкторы атомных крейсеров и даже папа МиГов- товарищ Гуревич. Мужчины проводили ленд-лизовские караваны и открывали пассажирские линии Ленинград-Монреаль и Ленинград-Нью-Йорк. Были при коммунистах и такие достижения, бегали регулярно через Атлантику «Александр Пушкин» и «Михаил Лермонтов», а теперь не можем паром в Хельсинки и Стокгольм наладить, да-с... Короче, лежат здесь мозги и плечи страны, которые ее делали и держали. Ничего не понимаю в ботанике и прочих иероглифах (здесь много академиков мирных профессий), но точно знаю, что люди обеспечившие ядерный паритет страны приклонили здесь головы- академик Старик (запустивший извлечение плутония в Озерске),  академик Петржак, открывший самопроизвольное деление урана-235, директор Радиевого института тех времен- Никитин. Это легенды нашей ядерной отросли.

Вот так, без понтов. А это величина Флерова и Курчатова.
Вот так, без понтов. А это величина Флерова и Курчатова.

Не только военное поколение вызывает уважение. Директора судостроительных заводов, ВУЗов- Военмеха, Корабелки, Первого меда, создатель кардиологического центра Алмазов. 

Здесь не только с мозгами порядок, но и с мускулами. Начнем с первого олимпийского чемпиона

Первый российский олимпийский чемпион. Фигурист!
Первый российский олимпийский чемпион. Фигурист!

Кроме фигурного катания человек стрелял- двенадцатикратный чемпион России по стрельбе из пистолета и боевого револьвера. По тем временам значительно более востребованное умение, чем кренделя по льду выписывать. Именно стрельбой и зарабатывал деньги позже, обучая красных командиров.

Еще двух спортсменов покажу. Лев Бурчалкин герой моего детства. С папой всегда ходили 2 мая на стадион Кирова (который снесли, а на его месте построили Газпром-арену) и дико болели за вечно проигрывающий «Зенит», вся надежда которого была на  капитана и главного забивалу Леву Бурчалкина. До сих пор помню- «Бурчалкин-выручалкин».

Поклон мастеру!
Поклон мастеру!

А это олимпийский призер и чемпион по классической борьбе Анатолий Рощин.

Привет, сосед.
Привет, сосед.

Его вставил сюда по-соседски, метра четыре направо- наше место. Привыкаем друг к другу. Кстати, если присмотреться, то кругом одни погоны и фуражки.

А вот сын в другом окружении, там все больше богема. Вот такой персонаж у него неподалеку :« У Вас продается славянский шкаф? Шкаф продан, осталась никелированная кровать с тумбочкой». Помните? Которые пенсы должны помнить и «Подвиг разведчика» и Павла Кадочникова.

Это семейная могила, тут и жена и сын Кадочникова.
Это семейная могила, тут и жена и сын Кадочникова.

В его округе сплошь знакомые лица

Шурик, любитель фольклора.
Шурик, любитель фольклора.
Трогательный король эпизода Светин.
Трогательный король эпизода Светин.

Ну и совсем уж тяжелая артиллерия:

Несчастного и гениального художника жена сумела похоронить в отдельной могиле. 3-го декабря 41 года уже была и блокада и мороз, но еще оставались запасы сил отвезти тело мужа и организовать похороны. Спустя два-три месяца об этом не могло быть и речи. Хоть здесь повезло Павлу Николаевичу.
Несчастного и гениального художника жена сумела похоронить в отдельной могиле. 3-го декабря 41 года уже была и блокада и мороз, но еще оставались запасы сил отвезти тело мужа и организовать похороны. Спустя два-три месяца об этом не могло быть и речи. Хоть здесь повезло Павлу Николаевичу.

Два слова о родителях и заканчиваю. Уже где-то писал, что мы с господином Президентом просто близнецы братья, не буду повторяться, но вот Вам еще одна деталь нашей общности- оба два ходим к родителям на одно кладбище.

Ни разу не пересеклись, но уверен, что ВВ здесь бывает.
Ни разу не пересеклись, но уверен, что ВВ здесь бывает.

За сим будем раскланиваться, заболтались.

P.S. Чтобы не было иллюзий, сразу предупреждаю, что следующая серия тоже коснется Серафимовского кладбища. Всего две могилы, два персонажа, но они тронули меня очень глубоко- детство всегда переживается остро. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.