golovac

Categories:

От Балтийского моря до Камчатского.

Заключительная глава о жизни и работе графа Девиера, который упорядочил Курляндию, обустроил Камчатский край и был зачеканен Монетным двором Санкт-Петербурга.

1000 экземпляров всего,
1000 экземпляров всего,
Можно купить за 40+ тысяч рублей.
Можно купить за 40+ тысяч рублей.

Пустяшная история с курляндским наследством тянулась много лет. Были, конечно, периоды просветления, но короткие. Кто только не лез на на южный балтийский берег. Могучие когда-то датчане хлестались с епископами Папы римского, с легатами Императора Священной Римской империи. Периодически им всем выписывали люлей литовцы тех времен, которые были реально западно-русскими людьми (ну ладно, пусть будут белорусскими- три раза ха-ха), а то и новгородцы с дружинами. Больше всех,  конечно, намучились местные курши да всякие балты, а главными гадами  были Ордена- мелкие, вроде Меченосцев, и покрупнее, вроде Тевтонского и Ливонского. Стоило чуть расслабиться, как там кипело и пукало. То Меченосцы бью датчан и строят Ревель ( а вовсе не датский город Таллинн), то перекрасившись в Ливонцев захватывают Юрьев и Псков. А потом Александр Невский лупит ордена на Неве и Чудском озере, а литовцы устраивают им кузькину мать под Шауляем, а потом и под Грюнвальдом.

Так они и жили. Грюнвальд еще впереди.
Так они и жили. Грюнвальд еще впереди.

 Земля и власти там изрядно устали за это время. Поэтому последний магистр ордена Готхард Кеттлер, как настоящий европеец, переобулся в прыжке и поменял некрепкие убеждения на покой и твердую валюту. Во-первых, поменял религию. А что такого? Какие такие католики? Протестанты мы и ничегошеньки про Крестовые походы не слышали! А во-вторых, хрен с ней с независимостью, если за нее надо воевать, пойдем-ка мы в вассалы хоть к литовцам, хоть к полякам. Молодцы!

Вот этот Кеттлер и стал герцогом Курляндским, жалким осколком Ливонской конфедерации. Надо отдать должное- зарабатывать эти ребята умеют. За несколько десятков лет мира новая страна пробилась на рынок оружия, даже Венеция покупала у нее (ракеты «Тополь») пищали и фузеи. Доблестные немецкие бюргеры с курляндскими паспортами обзавелись колонией в Карибском море. Воевать с аборигенами они не стали- далеко, дорого и больно. Просто махнули корабль с оружием бритам, а те взамен выдали  остров Тобаго. Я так думаю, что если бы не пришлось вскоре поменять эти райские кущи на звонкие талеры (как ни крути, а задворки Европы всегда будут нуждаться в наличке), не стала бы Советская Россия ни Брестский мир подписывать, ни Беловежскую хартию. Ездили бы мы все в Тобагскую область- при СССРе на сбор тростника, нынче- по профсоюзным путевкам.

Как можно было продать такой кусочек рая?
Как можно было продать такой кусочек рая?

И все бы ничего, но все течет, все меняется, а Кеттлеры не вечны Как я уже отмечал в рассказе про вырождение потомков Девиера, кто живет на готовом и себя не напрягает, тот идет под откос. К началу 18-го века от Курляндии осталась только территория, да к тому же без Тобаго и Гамбии (да, была у них и африканская колония!). Герцог был совсем никудышный, сбежал в Данциг, шведов боялся до икоты. Только после Полтавской победы осмелел и решил держаться поближе к Петру Первому. С барского плеча пожаловали ему невесту- племянницу царя- Анну Иоанновну, нашу будущую Императрицу. От избытка чувств и впечатлений несчастный правитель процветающей Курляндии до дому не доехал, а кончился на руках невесты в районе теперешнего аэропорта Пулково, верстах в 15 от Санкт-Петербурга. Возвращаться обратно плохая примета, поэтому захоронили его рядышком, в местечке с красивым названием Киппенгоф. Если убрать романтику и стряхнуть слезу, то было так- Петр Алексеевич по своему обычаю устроил грандиозную пьянку, обпоил новобрачного вусмерть, поэтому и похоронили его в селе Кипень а никакого Киппенгофа и не было никогда), ибо зачем его такого красивого туда-сюда возить?

Ну вот и добрались до сути, про Тобаго и Гамбию ввернул, про несчастную юную «не жену- не невесту» доложил. Теперь про Девиера и Курляндию. Страна вроде есть, а Старшего нет. Так жить нельзя. Более того, это называется «Курляндия, которую (мы) все потеряли»!

Молодая хочет замуж, мужики хотят в герцоги, Император Российский и Король Польский чешут репу- все выбирают фаворита. Там в Митаве (которая Елгава) еще какой-то ландтаг воду мутит, тоже своих проталкивает. И длится все это без малого 20 лет. В эту свару даже Меньшиков влез, мало ему генералиссимуса и прочих плюшек! Послала Екатерина Первая нашего графа Антона Мануиловича навести там порядок, а вдову уже не молодую успокоить и к телу какому ни то пристроить. Вот правильного человека она выбрала! Французский фаворит Мориц сразу стал совать 10 000 экю взятки, дядя покойного герцога грозил карами небесными и тряс докУментами на наследство, но из Данцига не высовывался, видать, наслышан был про боевого еврея в частности и про нравы птенцов петровых в целом. На парламенты Девиер, как учили, вовсе не обращал внимания. Главное он сделал- подобрал Анне Иоанновне молодого Бирона, который вскорости и стал герцогом Курляндским. Да так удачно, что правил с потомками этой «великой» страной до 1796 года, когда это всем надоело и стал этот берег балтийской снова славянским под названием Курляндская губерния. Эх, Тобаго жалко не сохранили! В целом, следует признать, что на Запад съездил граф Девиер удачно для Родины. Как всегда, впрочем.

Однако, все добрые дела наказуемы!

Честолюбивый Меньшиков не простил Мануиловичу облома с герцогством, а тут и Императрица Екатерина преставилась. Надо понимать, что Указ об аресте своего сподвижника она подписала уже в горячечном бреду, иначе объяснения нет. Просто иметь врагом Александра Даниловича- полный абзац. Не четвертовали, и радуйся! Тем приказом свел Светлейший счеты не только с Девиером. Ему многие успели насолить, вот списком и поехали по дальним уголкам необъятной России, оставив «благодетелю» и палаты столичные и деревни с людишками и каменья с рыжьем.

Двоих самых «любимы» определил он в зимовье Жиганское, что на Лене в восьмистах верстах от практически столичного Якутска острога. Коротенько про попутчика. Григорий Григорьевич Скорняков-Писарев работавший последние годы обер-прокурором сената (первым замом генерального)  многим на ногу наступил. Я писал уже, как его пьяного (уже тогда должность обязывала!) пытался проткнуть шпагой толстый и тоже бухой вице-канцлер Шафиров. Меньшиков сперва сенатского прокурора любил, ибо тот его прикрывал в деле о притеснении хохлов. Князь у вольных землепашцев землю втихаря отбирал и на счет своего городка Почаева переписывал. Малороссы жаловались, а прокурор бумажки тормозил. Что-то подсказывает, что не бесплатно. Зато позже эти уважаемые господа разошлись во взглядах на престолонаследие. Меньшиков продвигал на трон Петра Второго, в качестве своего будущего зятя, а прокурор ратовал за любую из дочерей Петра Алексеевича- хоть Елизавету, хоть Екатерину. Вот за это и поехал Скорняков с двойной фамилией в Жиганск. Тоже, кстати совсем не русский, а из литвин. Хотя... мне вот кажется, что они и по сию пору выёживаются, ну какие такие литвины? От сырости? Великие литвинские города Витебск, Полоцк и столица их Новогрудок. Не смешно.

Пока суд да дело, да дорога дальняя- прибыли наши драные кнутом друзья в Жиганск уже 1728 году. Жизнь в тех местах тихая, размеренная. Собирали ясак с местных охотников, ели рыбу, пытались согреться. Где-то рядом верст за тысячу с небольшим экспедировал по Дальнему Востоку  и СеверАм неутомимый Витус Беринг. После Первой Камчатской экспедиции датчанин пулей вернулся в Санкт-Петербург и доложил, что пролив между Азией и Америкой есть, саму Аляску он еще не открыл (но обязательно в следующий раз исправится), но надо что-то делать с базой в Охотске. Вроде там и казаки есть, и шведов туда после Полтавы забросили (скандинавы, надо сказать, в Сибири много чего построили- в Тобольске, Иркутске, Томске), а порядка и порта толкового так и нет. 

Слева виден Иркутск, еще на 800 верст к юго-западу- Жиганск.  До Санкт-Петербурга год езды. Такие вот расстояния в России.
Слева виден Иркутск, еще на 800 верст к юго-западу- Жиганск. До Санкт-Петербурга год езды. Такие вот расстояния в России.

Анна Иоанновна записную книжку полистала и обнаружила, что неподалеку, всего за тыщу верст бьет баклуши Григорий Григорьевич Скорняков, он же Писарев. А в его трудовой книжке есть нужные записи о руководстве Морской академии, во-первых, и о рытье Ладожского канала, во-вторых! Это ж готовый начальник Охотска! И остался Дивиер в Жиганске кушать рыбу-фиш один.

Девять лет он ел рыбу, а его напарник жировал в Охотске. В документах так и написано- устраивал непотребные пьянки с девицами (или он не прокурор?), воровал безмерно, жалование служивым не платил, а побивал их регулярно. Порт, правда потихоньку строил, но не напрягался. Тут ему, как снег на голову свалился Беринг со своей Второй Камчатской экспедицией. Снег так долго не падает, ибо год Командор тащился на санях по России, два года зимовал в Якутске, так что было время у Григория Григорьевича делом заняться, да девки и водка не дали отвлечься. А посему Беринг, как истинный европеец, настучал в столицу, на замену вынужденно прислали... правильно- Девиера. Выбора не было. Антон Мануилович резко раскулачил предшественника, на вырученные деньги выплатил жалование персоналу, достроил корабли для Беринга, наладил Мореходную школу, обустроил город, благо опыт имелся.

Очень наглядная иллюстрация трудов Девиера. Примерно так внушительно и выглядела столица Охотско-Камчатского края.
Очень наглядная иллюстрация трудов Девиера. Примерно так внушительно и выглядела столица Охотско-Камчатского края.

По результатам деятельности графа Девиера и он, и оболтус Скорняков-Писарев получили полное прощение, и приказ возвращаться в Санкт-Петербург. Пьянице вернули отобранные Девиером добро, а графа снова назначили Генерал-полицмейстером столицы.

Вот так отличился замечательный Антон Мануилович Девиер на самых дальних точках нашей России- от Балтики до Камчатского края. И не только в Питере о нем помнят. Вот, полюбуйтесь.

Мемориальная доска в Охотске.
Мемориальная доска в Охотске.

Так долго и нудно писал про графа Девиера, но удержаться не смог. Много в России было интересных людей, которые делали ее сильнее и могучее. Надо бы о них рассказывать детишкам, что ли. Все задаюсь вопросом- как можно преподавать историю, чтобы всем было на нее плевать, чтобы в памяти ничего не застревало. 

Нет у нас вице-премьера по идеологии, а министр просвещения вовсе даже педагог, а не просветитель. Министры культуры есть, но они же завхоза и делители бюджета. Вот и смотрим мы ДНК сошедшихся звезд под три аккорда вместо интересных рассказов об истории своей страны. Где Вы герои былых времен- Горчаковы, Сперанские, Строгановы, Демидовы и Собакины? А в ответ только бубнеж Соловьевых и Киселевых, Гузеевы и Леры Кудрявцевы.  Надо что-то менять, однозначно, как говорит всеми любимый сын юриста (он же- позор страны).

Герб российских Девиеров.
Герб российских Девиеров.

Вот на этой нарядной ноте и закончу байки про графа Антона Мануиловича Девиера и его бестолковых родственников.

 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.