golovac

Category:

Собакины. 2х2 и смена позывного.

Если первые сорок лет жизни Саввы Собакина прошли под знаком телятины и водки (количество мясных лавок исчислялось десятками, а право на торговлю зельем распространялось на обе столицы, уральские заводы и прочия и прочия), то следующие десять лет были посвящены земельному вопросу. Деньги в хозяйстве скопились немалые. Вы видели когда-нибудь лишние деньги? 

Очень похож на борискиного родителя. Обычно мы прогуливали школу у Борьки в гостях, играя в преф на мелкие деньги или стаканы теплой воды. Папа евойный появлялся неожиданно, давал сыну подзатыльник и садился за стол с нами. Шпилил он неплохо, но вечно убегал на вызов- ремонтировать очередное говно.
Очень похож на борискиного родителя. Обычно мы прогуливали школу у Борьки в гостях, играя в преф на мелкие деньги или стаканы теплой воды. Папа евойный появлялся неожиданно, давал сыну подзатыльник и садился за стол с нами. Шпилил он неплохо, но вечно убегал на вызов- ремонтировать очередное говно.

Это такой же миф, как еврей-дворник. Хотя у моего приятеля Борьки Горзаха папа был именно евреем-сантехником и буйным алкашом, так что я видел в этой жизни всё!  Так вот свои излишки наличных успешный купец скармливал наследнику престола, будущему Петру Третьему. Тетушка Елизавета Петровна племянника не баловала, как впрочем и его молодую жену. Надо сказать, что инвестиции оказались удачными. 

Пусть недолго, всего  полгода посидел на троне Петр Федорович, но успел отблагодарить Собакина по полной схеме. В этом месте должен сознаться, что в первом опусе про успешного купца обманул читателей. Помнится я написал, что в 1737 году, через пять лет после прихода в Петербург из Осташкова, записался крестьянский сын Собакин в купцы и одновременно на службу. Хорошо подумав, и пошелестев книжками, выяснил, что все было не так. Просто вечный должник , а по совместителю кратковременный Император российский третий по счету Петр присвоил своему благодетелю Савве сперва чин титулярного советника, а через три месяца повысил служаку до коллежского советника. Казалось бы всего одна ступенька в табели о рангах, а поди ж ты, какие перемены в жизни! Теперь Собакин стал дворянином!  И не простым, а потомственным. В этом месте можно ухмыльнуться и посочувствовать детям Собакиным, ибо дворянство не распространялось на потомков, родившихся до Указа. То есть из семи детей новоиспеченного дворянина только младший сын получил такой приз, остальные пробивались сами. Но этим сюрпризы для семейства не закончились, пришлось менять фамилию. Быстро на Руси только головы откручивают (императорам в том числе), а все остальное течет неторопливо. В феврале 1762 года Петр произвел Савву в первый чин, в июне облагодетельствовал следующим, дающим право на дворянство, но Указ о принятии в новое сословие подписать не успел. Тут уж не их с Собакиным вина, а забота любящей супруги Екатерины со товарищами сказалась- в июле Императора не стало. Дальше все замелькало стремительно. Поплакав денек (?), новая хозяйка России велела всем подданным кушать водку от пуза, откупщикам велено было отпускать пшеничный сок народу бесплатно по первому требованию! Казна же обещала расплатиться с барыгами потом, попозже, может быть, когда-нибудь. Новоиспеченный, но еще не дооформленный дворянин Собакин решил по легкому срубить деньжат с благодетельницы и выкатил счет за выпитое народом, приписав пару нулей. Доброжелатели принесли имениннице несложные расчеты, мол за день Савва споил местным алкашам пол годового бюджета страны. Расчетливая немка обиделась и надула губы. Неудобняк вышел такого размера, что придворный стихотворец Гаврила Державин сочинил на сей счет «оду», а это по тем временам было признаком большого хейта. Пришлось виноватому снова трясти личной мошной, задабривать всех деньгами, а на колокольню своей церкви при въезде в столицу, той самой Успения Богородицы на Сенной площади, водружать корону! Екатерина Вторая, возвращаясь из Москвы после коронации буквально уперлась в этот нетривиальный комплимент и растрогалась. Экий затейник, этот Савва, пусть дальше живет, решила императорша. Но в Указе о присвоении дворянства фамилию Собакин вычеркнула, а сверху приписала- Яковлев. Типа оставим все косяки в прошлом, начнем с чистого листа. Вот не может женщина не уколоть напоследок! Змеюка она и есть змеюка, и неважно происхождение, вера и должность.

Кстати, Екатерина не только фамилию Савве поменяла, а развернула всю его жизнь на новые рельсы. Он-то наивный решил, что с новой благодетельницей сможет и далее жировать на государевых деньгах. Мало ему показалось винных откупов на полстраны, сделавших его богатеем, каких мало, так задумал он еще и таможню к рукам прибрать. Хороши были порядки- раздавали прохиндеям государственную границу направо и налево. Мы-то в начале 90-х мечтали получить на свой кооперативчик хотя бы метр таковой штуки, но не срослось. А Савва разинул рот на все таможни страны, ибо там тоже работала система откупов. К его разочарованию, предыдущий откупщик сильно проштрафился, денег в казну вовремя не заслал, и разразился скандал. А царица у нас кто? Просвещенная немка, жадоба и скупердяйка. Хотя наверняка какая-то счетоводная морда (консильери по-сицилийски) посчитала и предложила сей бизнес национализировать, а Екатерина здраво рассудила, что с лишней денюжкой справится и таки вернула пограничные поборы в казну. Савва почувствовал, что уперся темечком  в потолок и надо искать новые возможности для роста благосостояния. Заметьте, мужик университетов не кончал (даже копии аттестата о церковно-приходском техникуме нет в исторических анналах), и лет ему было уже полста и детей семеро, а поди ж ты, все для него только началось. Как пересеклись пути нашего алкобарона и первого русского академика история умалчивает, но она оказалась архи значимой для для России. Вот так, ни много ни мало! Но про главного металлурга России, хозяина Урала, вставшего выше Демидовых, человека снабжавшего пол Европы лучшим в мире железом я расскажу чуть позже. 

А пока вернемся к заголовку. Причем здесь дважды два и земельный вопрос?  Все упирается в бизнес и его расширение. Если мясные лавки обеспечивают весь город, а откуп по спиртному расширять некуда, то встает вопрос куда вкладывать прибыль, особенно, если она продолжает поступать на расчетный счет? Эра депозитов и бирж еще не наступила, свежие направления стартапов и тогда были в дефиците, оставался проверенный вариант вложений в недвижимость. Правда, пахал человек два десятка лет, пора и для семьи пожить, отдельным жильем обзавестись, а не мыкаться по коммуналкам. Тем более, что грехи отмолены, церковь заложена, можно расслабиться и получить удовольствие. 

Первый клочок земли Савва купил на Сенной рядом со своей церковью. Чуть позже покупки продолжились и скоро удалось присоединить огромный участок от Фонтанки до Сенной площади. Но была какая-то внутренняя неудовлетворенность у Собакина, чего-то не хватало для полного счастья, а потому не торопился он со строительством хорОм. Почти десять лет терпел и рисовал планы (а может деньги копил?). Но получив дворянские корочки и помирившись с Екатериной, бывший купец Собакин, а ныне потомственный дворянин Савва Яковлевич Яковлев скупил остатки свободной земли в квартале от Фонтанки до Сенной между Гороховой и Обуховским проспектом (который теперь называется Московским, поскольку всегда был прямой дорогой между двумя столицами). Получился этакий квадрат два на два километра, те самые 400 гектаров. Застраивать хозяйство кликнули самого Растрелли. Того самого Варфоломея Варфоломеевича что построил к тому времени Зимний дворец в Санкт-Петербурге, ансамбль Смольного монастыря, Екатерининский дворец в Царском Селе, Большой дворец в Петергофе и так далее, но не так знаменито, типа Андреевского собора в Киеве. Вот сразу после окончания работ в Зимнем Дворце Растрелли начал строить домик для Собакина-Яковлева. 

Тяжело поверить, что это был роскошный особняк. Фото сделано в конце 19-го века. Сменилось множество хозяев. В правом крыле видна вывеска фабрики мелкой бронзовой пластики- статуэтки, канделябры и прочее. В левом крыле располагается сиротский приют, а средняя часть с остатками парадных залов сдается под торжества. Чуть ранее предприимчивый князь Вяземский устроил там кафешантан, но не пошло, пришлось свернуть бизнес. Фото сделано с другой стороны Московского проспекта. На заднем фоне должна была бы видится речка Фонтанка, но увы! Уплотнительная застройка рулила и тогда. Продал паскуда Вяземский землю вдоль речки под строительство доходного дома. Фотограф отретушировал снимок, удалив новодел. Спасибо ему за это.
Тяжело поверить, что это был роскошный особняк. Фото сделано в конце 19-го века. Сменилось множество хозяев. В правом крыле видна вывеска фабрики мелкой бронзовой пластики- статуэтки, канделябры и прочее. В левом крыле располагается сиротский приют, а средняя часть с остатками парадных залов сдается под торжества. Чуть ранее предприимчивый князь Вяземский устроил там кафешантан, но не пошло, пришлось свернуть бизнес. Фото сделано с другой стороны Московского проспекта. На заднем фоне должна была бы видится речка Фонтанка, но увы! Уплотнительная застройка рулила и тогда. Продал паскуда Вяземский землю вдоль речки под строительство доходного дома. Фотограф отретушировал снимок, удалив новодел. Спасибо ему за это.

К сожалению, сегодня от трехэтажного дворца ничего не осталось. По воспоминаниям современников снаружи это была типично растреллиевская постройка в три этажа, выходящая фасадом на реку. Всяк, вновь прибывающий в Петербург, утыкался  взглядом в окна саввиного особняка, потом крестился на его церковь, а уж затем въезжал в столицу. Домишка прикрывал собой приличных размеров фруктовый сад, чтобы можно было расслабиться в тени и пожевать собственного крыжовника. Внутри же стены залов были обтянуты кожей, поверх которой мастера нанесли изысканные рисунки. Зеркала украшали бальный зал. Даже спустя столетия, сменив несколько хозяев, дворец частями сдавался для проведения торжественных приемов, сохранив свой роскошный интерьер. 

А чтобы не зависать в летнем домике надолго, почти в трех километрах, на противоположном углу участка быстренько построили зимний дом. Как потом оказалось, он стал самым большим жилым домом 18-го века в Санкт-Петербурге. Хотя у конкурентов было в запасе лет сорок, чтобы превзойти этот рекорд. Удивительно, но этот домина сохранилась в первозданном виде, даже большевикам она не помешала.

Все, что выкрашено в желтенький цвет и есть зимний дом Саввы Яковлева, дошедший до нас почти в первозданном виде. Направо идет Садовая, там начинается Сенная площадь и там стоял Спас на Сенной. А налево тянется Гороховая.
Все, что выкрашено в желтенький цвет и есть зимний дом Саввы Яковлева, дошедший до нас почти в первозданном виде. Направо идет Садовая, там начинается Сенная площадь и там стоял Спас на Сенной. А налево тянется Гороховая.
Кто-то вспомнил про Савву и теперь большая часть магазинов в этом доме располагается под его именем. Хотя чего только там нет!
Кто-то вспомнил про Савву и теперь большая часть магазинов в этом доме располагается под его именем. Хотя чего только там нет!

Была у Саввы Яковлевича странная тяга к углам, то ли территорию так метил, то ли в детстве много в них стоял, но застраивал он исключительно угловые куски. На пересечении Фонтанки и Гороховой, называемой в те времена Средней першпективой, чуток позже появился еще один дом. И -Ура!- тоже дошедший до нас в целости и сохранности. В той степени, которая возможна в городе трех революций, блокады, развитого социализма перестроечной разрухи. Довольно типичный снаружи петербургский особняк в конце 18-го века, уже после смерти Собакина старшего, но еще будучи во владении его наследников, обзавелся ротондой. Этакой внутренней круглой частью, служившей парадным входом в оба крыла дома. Необычность этого места привлекала массу фриков 70-90-ых, что не пошло на пользу архитектуре. Они же все за свободу и против тоталитаризма, анархия мать порядка и ссы, где хочешь, а Цой жив и пошли все на... 

Гадили здесь не только Гребенщиков и Науменко (сие задокументировано), но и вполне себе безымянные гопники.
Гадили здесь не только Гребенщиков и Науменко (сие задокументировано), но и вполне себе безымянные гопники.
Слава Богу, перестройка закончилась, но даже большевики так над культурным наследием не изгалялись.
Слава Богу, перестройка закончилась, но даже большевики так над культурным наследием не изгалялись.
Еще не музей, но уже чистенько. Жильцы настойчивых посетителей с улицы на экскурсию пускают, но под присмотром и за деньги.  сейчас это в Питере новый тренд.
Еще не музей, но уже чистенько. Жильцы настойчивых посетителей с улицы на экскурсию пускают, но под присмотром и за деньги. сейчас это в Питере новый тренд.

Здесь тусовались завсегдатаи ленинградского рок-клуба и другие неформалы. Бардак закончился (относительно) с ростом благосостояния жильцов, скинувшихся на дверной замок, и повышением уровня жизни асоциальных элементов, переселившихся из парадных в массу открытых за последнее время баров и кофеен.

Из этого квадрата два на два уйти просто так не получится, больно много интересного выросло на земле Собакина, да и мне трижды пришлось  поработать здесь. В начале 80-ых отсюда начался мой путь в Арктику, поскольку устроился на службу в Гидрографическое Предприятие Министерства морского флота, которое до сих пор тусуется на Московском 10, аккурат на месте саввиного крыжовника. Правда, теперь это не Морфлот, и даже не Главсевморпуть, как в сталинские времена, а подразделение Росатома. С какого перепугу? Где гидрография и где Росатом? 

Второй раз я осваивал уже большой зимний дом на другом краю участка. В задних дворах, в бывших дровяных сараях замутили мы с товарищами луковый стартап- выгоняли из лука репчатого лук зеленый. Дело было верное, меня знакомый ботан надоумил. Его инновационная лаборатория в Москве занималась высокой огородной наукой, выращивая супер-пупер картофель сперва в пробирках, а потом в ванных на потолке. Долго объяснять, но это реально была команда гениев. Их потом с потрохами купили канадцы и отдали под такие технологии целый остров, чтобы никакая зараза туда не проникла. А пока они свои идеи воплощали в работающий бизнес, зарплату получали выращивая лук на перо и сдавая его в московские гастрономы. Чертежами он меня снабдил, идею подарил и мне уже виделись плантации всякой зелени в собственности, а заодно и мешки зелени американской в углу квартиры. Теперь, проезжая мимо этого места, всегда ощущаю запашок лука и рухнувших надежд. Так счет с Собакиным стал у нас 1:1.

А относительно недавно, лет этак пятнадцать назад, пришлось мне легализовать на участке  снесенного Спаса на Сенной построенный нашей конторой многоэтажный стеклянный сарай, приспособленный для торговли ширпотребом.

Такой вот "типичный петербургский стиль" в историческом центре города. Но с точки зрения бизнеса вполне себе печатный станок.
Такой вот "типичный петербургский стиль" в историческом центре города. Но с точки зрения бизнеса вполне себе печатный станок.

 Крайние  левые сваи нашего фундамента прошлись как раз по углу церковного. Зато часовню тоже мы построили (ее фото смотри в предыдущей серии). Я глубоко неверующий ни в какие грехи и в жизни за горизонтом, но строить на костях и сносить храмы- дело неправильное, потому мы туда не ходим. Вроде бы церкви нет, а наш Торговый центр есть, но чувство победы отсутствует. Получается у нас с Саввой личная ничья по этому квадрату.

Кроме меня в судьбе собакинских владений поучаствовали по-настоящему интересные люди. Здесь Пушкин познакомился с «чудным мгновением» по имени Анна, здесь жила жила и строила целые улицы легендарная Агафоклея Шишкова, здесь князь вяземский умыкал балерин у Николая Первого и обустраивал Лавру, ужасы которой описывал Всеволод Крестовский в своих «Петербургских трущобах». А еще здесь рулил троюродный братец Императора, который сиживал в ссылке в славном городе Березове (а я-то писал про тамошних сиделцев- Остермана, Меншикова, Троцкого- и думал, что и так набор крутой, а оказывается и царская семья отметилась на родине Собянина). Но обо всем этом позже и отдельно, иначе так и не доберемся до Урала, общего памятника Собакина и Ленина, до нашей Пьяной гавани и  ольгинских ботов, обживающих наследство Саввы Яковлевича.

   

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.