Category: история

Галопом по Новодевичьему.

Надо уже завязывать с кладбищенскими историями, тем более, что к самому погосту они относятся «боком-боком», все больше ассоциативные мотивы рождают массу историй. Накопилось уже масса впечатлений о других, менее грустных местах. Итак- галопом!

В Антарктиде.
В Антарктиде.

Вот парохода на Новодевичьем нет. И даже могилы академика Шокальского,

Настоящий Академик!
Настоящий Академик!

 в честь которого пароход назван- тоже нет. Здесь нет могил ни беспутной героини «Чудного мгновения..», ни папы автора этих стихов, ни автора романса на них. Даже дедушка, чей портрет висит в Эрмитаже в галерее героев войны 1812 года, похоронен не здесь, а на Смоленском лютеранском кладбище. 

Collapse )

Еще о Новодевичьем.

Тема бесконечна, как жизни и судьбы людей, связанных с этим погостом.

Сегодня еще одна история. О любви и негодяйстве, поскольку они всегда рядом.

Довольно скромный памятник с минимумом фантазии стоит на могиле петербургского врача Дмитрия Оскаровича Отта. Он вообще оказался здесь уже после 1929 года. Даже странно, что его прописали в здесь, рядом с другими светилами медицины, не служившими Революции. Правильно получилось, кошерно.

Скромненько.
Скромненько.

Случайно зацепился за эту могилу, потому что очень уж имя на слуху. Долго и нудно я учился в Ленинградском Университете, когда он еще обитал на Васильевском острове, в том числе и в здании «Двенадцати коллегий»- бывших петровских министерств. А прямо напротив каждый день стоял Институт им. Отта. Прямо родным стал!

Collapse )

Навеяно Новодевичьим.

Начну с простого и короткого. С могилы родителей Надежды Крупской.

В конце 80-ых вокруг могилы все было нализано, только что почетный караул не стоял.
В конце 80-ых вокруг могилы все было нализано, только что почетный караул не стоял.

Обратите внимание на даты смерти родителей. Константин Игнатьевич скончался в 1883 году. Наденьке 14 лет, маменька гувернантка. Средств к существованию -пшик. Участок на дорогом кладбище заранее выкупил папенька, когда был при должности, пусть и небольшой. Это факт установленный историей.

Collapse )

Отпуск в Питере. Неделя 3. Инженерный замок.

Есть в Санкт-Петербурге места, которые все мое ленинградское детство были родными снаружи и недоступны изнутри. В последние годы они приведены в порядок, отреставрированы и открылись для посещения. Это и Строгановский дворец и Спас на крови и масса прочих дворцов, заполнивших мой список «обязательных к сходить и посмотреть». Дошла очередь и до Инженерного Замка. Того самого, где табакеркой прибили царя Павла Первого, того где учился Достоевский, того, куда я шастал в Патентную библиотеку во времена СССР.

Таким я привык видеть на протяжении десятилетий- снаружи.
Таким я привык видеть на протяжении десятилетий- снаружи.
Collapse )

Отпуск в Питере. Неделя 2. Русский авангард.

Насытившись Репиным и закусив кофеем в «Михаиловском Гранд-кафе» (все там же в корпусе Бенуа) заскрипели мы коленями на второй этаж, где выставлены авторы от Врубеля до Моисеенко и Мельникова.

Бывают же настолько самобытные и цельные художники! Но редко.
Бывают же настолько самобытные и цельные художники! Но редко.

 Тут тебе Кончаловский и Серов, Лентулов и Фальк, Герасимов и Дайнеко. Петров с Водкиным тоже здесь.

Дейнеко. Это вам не квадраты рисовать.
Дейнеко. Это вам не квадраты рисовать.
Collapse )

Снова про женский вопрос.

Очень хороший заголовок придумал,  из-за него даже решил написать этот пост. Но длинный  получился, зараза, поэтому выношу его на суд общественности здесь, в первых строках: «Как Советский Союз Миклухо-Маклай от внематочной беременности спасал». Заинтриговал? Ловите.

Collapse )